Russian Academy of Sciences in English in Russian Главная страница Структура ИСМАН Краткая информация о ИСМАН Краткая информация о СВС Только для сотрудников ИСМАН Новости Симпозиумы, конференции, семинары Ссылки на различные ресурсы в интернете Страница международного журнала СВС Семинар ИСМАН Научный совет по горению и взрыву Послать письмо вебмастеру isman@ism.ac.ru http://www.ism.ac.ru/
Новости

Истоки создания ИСМАНа
В этом году Институту структурной макрокинетики исполняется 20 лет

Авторам данной статьи посчастливилось работать, учиться и общаться с этой группой выдающихся ученых на протяжении многих лет. К сожалению, В. Г. Абрамов (1935-2003), В. В. Барзыкин (1931-2003), Э. И. Максимов (1934-1979) и Б. И. Хайкин (1931-1980) ушли из жизни. По этой причине нам бы хотелось накануне институтского юбилея поделиться воспоминаниями именно о них, а не о ком-либо другом. Основная цель наших записок — способствовать пониманию роли, которую сыграли эти ученые в создании ИСМАНа.

Но на самом деле историю, которая привела к возникновению нашего Института, можно начинать от времени создания в Филиале ИХФ в Черноголовке группы А. Г. Мержанова, в которую входили В. Г. Абрамов, В. В. Барзыкин, Э. И. Максимов и А. К. Филоненко. Их следует отнести к первой волне сотрудников лаборатории воспламенения и перехода горения в детонацию, созданной в 1959 году. Деятельность этой группы, к которой надо причислить и Б. И. Хайкина (он пришел на работу в Филиал ИХФ несколько позднее), имела основополагающее значение на долгом пути преобразования лаборатории сначала в отдел макрокинетики и газодинамики (1971 год), а затем и в Институт структурной макрокинетики и проблем материаловедения (1987 год). Вклад этих ученых заключается в создании не только суммы знаний экспериментальной и теоретической базы по изучению закономерностей процессов зажигания, воспламенения, горения и взрыва, но и, что важнее, системного подхода и методологии исследований этих процессов. Именно это, на наш взгляд, явилось основой и благоприятной средой для последующего открытия «твердопламенного горения», названного позднее СВС.

Василий Георгиевич Абрамов был самым талантливым ученым из тех, кого мы знали. У него был дар от бога: выдающаяся физическая интуиция. Поражала его способность буквально за несколько минут входить в новую для него проблему и понимать ее малейшие нюансы и детали. Если учесть его безотказность, то станет понятным, что желающих обсуждать с ним свои дела всегда находилось предостаточно. Сам Вася (так мы его называли) был тонким экспериментатором, блестяще разбирался в электронике, мог починить любой прибор, однако хорошо себя проявил и как автор ряда теоретических работ. Защита его кандидатской диссертации проходила настолько успешно, что академик Н. Н. Семенов предложил присудить Василию Георгиевичу степень доктора наук. Однако  Ф. И. Дубовицкий обратил внимание, что руководитель диссертации А. Г. Мержанов к тому времени еще не был доктором наук, и это предложение не нашло поддержки. В 1971 году В. Г. Абрамов возглавил лабораторию макрокинетики технологических процессов, но сам лично несколько раз менял тему своих научных исследований. Так, например, какое-то время он занимался вычислительным комплексом автоматической системы управления (АСУ). Комплекс постоянно ломался, и только благодаря сверхусилиям и таланту Василия Георгиевича удавалось удержать его «на плаву». Вклад  В. Г. Абрамова в науку о горении и взрыве очень велик. Так, например, он создал теорию теплового взрыва при протекании стадийных процессов, теорию перехода от самовоспламенения к зажиганию, методику термографического изучения кинетики тепловыделения.

Научной деятельности Вадима Васильевича Барзыкина посвящен ряд статей. Вышел сборник его трудов «Тепловые режимы экзотермических реакций». Очень тепло, по-дружески написал о нем А. Г. Мержанов в своих мемуарах. Можно добавить только, что мы всегда ощущали влияние Вадима и как ученого, и как личности. Его опыт и знания как хорошего физика были очень полезны в коллективе, а его личные качества вносили в отношения стабильность и доброжелательность. Понятно, что Вадим пользовался у сотрудников огромным авторитетом, с ним всегда можно было посоветоваться и по личным делам. Вадим был очень цельным и бесстрашным человеком. Такое бесстрашие характерно для выдающихся альпинистов. А Вадим был неоднократным чемпионом Советского Союза по альпинизму. Вплоть до последних дней своей жизни он ежедневно переплывал наше Южное озеро вдоль туда и обратно, за что друзья называли его человеком-пароходом. Он отшучивался, что пароход этот колесного типа первых выпусков.

В 1971 году он возглавил лабораторию горения дисперсных систем, которая и сейчас плодотворно развивает классические работы В. В. Барзыкина в области теории зажигания и динамических режимов воспламенения.

Эрнест Иванович Максимов был очень целеустремленным и самостоятельным ученым. Поражает, как много он успел сделать за свою короткую жизнь. Эрнест Иванович всегда в любых ситуациях проявлял свою любознательность. Он как никто другой умел задавать вопросы, которые позволяли вскрывать суть обсуждаемых проблем. Помнится, на семинарах эта способность помогала ему сохранять свое внимание к докладу, когда другие уже переставали что-то понимать. Мы часто ставим его в пример сегодняшней молодежи. Надо отметить, что именно Э. И. Максимов был руководителем дипломного проекта по изучению модели безгазового горения на основе железоалюминиевого термита В. М. Шкиро — одного из соавторов открытия «твердопламенного горения». Работы Эрнеста Ивановича по изучению горения в центрифугах послужили основой для создания нового научного и прикладного направления под названием СВС-металлургия. В последние годы он оставил горение и начал заниматься макрокинетикой и физическим моделированием химических реакторов. Его уговаривали не делать этого, но если Э. И. Максимов что-то решил, его трудно было сдвинуть с этого решения. Эрнеста Ивановича всегда привлекало изучение новых процессов.

«Фирменной» особенностью исследований В. Г. Абрамова, В. В. Барзыкина и Э. И. Максимова было сочетание теоретических и экспериментальных исследований. Безусловно, этому у них учились их ученики и коллеги. Деятельность Бориса Изикильевича Хайкина была чисто теоретической. Он и сформированная им школа создали основы тепло-диффузионной теории безгазового и фильтрационного горения. В отличие от многих теоретиков, он не считал, что если эксперимент не совпадает с теорией, тем хуже для эксперимента: ему удавалось всегда находить общий язык с экспериментаторами. По нашему мнению, широчайший диапазон научной мысли этого ученого, предельная добросовестность и умение сделать понятными многие вещи и явления позволяют поставить его в один ряд с классиками теории горения. Только лишь сейчас мы по-настоящему осознаем фундаментальный вклад этого крупного ученого в теорию горения.

Годы работы в лаборатории Александра Григорьевича Мержанова мы вспоминаем как самые счастливые. Это было время нашего становления как ученых: каждодневное общение позволяло учиться размышлять, спорить, задавать вопросы, вдумчиво относиться к науке. Но мы жили не только наукой. Играли в настольный теннис (стол стоял в зале семинарских занятий), шахматы, футбол, вместе отмечали важнейшие события. Так закладывались традиции знаменитой научной Школы  А. Г. Мержанова, и мы гордимся тем, что относимся к ней.

Судьба распорядилась так, что некоторые наши коллеги уехали за границу. К их числу относятся такие известные ученые, как А. К. Филоненко, Э. А. Штессель, М. Д. Нерсесян, В. И. Розенбанд, А. С. Мукасьян, А. С. Штейнберг и др. Нам кажется, что не следует их осуждать, а надо выразить им огромную благодарность за то, как много они сделали полезного для Института. Такую же благодарность надо выразить и большому числу бывших сотрудников ИСМАНа, которые по разным причинам ушли из Института, но внесли большой вклад в его развитие.

Теперь о сегодняшнем дне ИСМАНа. В связи с возрастным цензом, введенным Академией наук, А. Г. Мержанов оставил должность директора Института, но ИСМАН возглавил его ученик Ю. А. Гордополов, который много лет был заместителем Александра Григорьевича по науке. Сохранился и творческий потенциал Института, во главе лабораторий остались ученики А. Г. Мержанова. Сам Александр Григорьевич продолжает работать в качестве научного руководителя Института, основная задача которого — организация фундаментальных исследований мирового уровня. ИСМАН сейчас находится в развитии. Наряду с исследованиями в области теории горения гетерогенных конденсированных систем, структурной макрокинетики и СВС расширяются исследования по ударно-волновым воздействиям на вещество, цепно-тепловым процессам, проблемам водородной энергетики и др. Фундаментальные исследования, прикладные разработки и деятельность по внедрению сбалансированы, причем равновесие смещено в сторону фундаментальных исследований. Так было раньше, так есть и сейчас. ИСМАН тесно сотрудничает с институтами РАН, с МЧС, Минатомом, Министерством обороны, и, конечно, с Минобрнауки.

Главная задача Института — генерация новых знаний и передача этих знаний молодежи. С этой целью в последнее время здесь организован Научно-образовательный центр, построен учебный корпус с комфортным общежитием на 30 человек, созданы все условия для привлечения в лаборатории Института молодых кадров. И, кто знает, может быть, со временем из молодежи, которая появилась в Институте, выйдут новые Мержановы, Абрамовы, Барзыкины, Максимовы и Хайкины.

А. М. Столин, В. И. Юхвид,

Фото из архива ИСМАНа